Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
12:11 

Одинокий пылесос желает познакомиться

inspector-slash
Жанр: фантастика, юмор, флафф
Примечание: полная драматизма история ядренопылесоса является сиквелом к «Абсолютной совместимости», читать желательно после первого текста
Рейтинг: R
Саммари: фигня случается, Ф.и.г.н.я. влюбляется... Или история о нечеловеческой любви, страшном предательстве и попытках галактического союза предотвратить восстание бытовой техники.

Можно прочитать на Сером форуме

- Первый раз я пытался наладить отношения с блендером, но я не любитель острых ощущений, а тот тип постоянно норовил погладить меня своими лезвиями. С миксером тоже не сложилось - они все совершенно помешанные. С духовкой мы не сошлись темпераментами, рядом с ней я себя ощущал каким-то холодильником... Ой, прости, не хотел тебя обидеть, Фрости.
- Ничего. Продолжай.
Ф.и.г.н.я. вздохнул, томно выпуская облачко пыли одним из шлангов:
- Временами, когда мне хотелось нежности, я пытался общаться с бритвами, зубными щетками, и прочей милой мелочью, но они то и дело бесцеремонно забивали мои трубки, а я не был готов к таким... проникновениям так быстро. Хотелось сначала пообщаться, узнать друг друга получше... Тогда я переключился на электронику, но эти - редкостные снобы, мол, если у тебя дисплей показывает меньше шестидесяти миллионов оттенков, то мы вряд ли сможем найти общий язык. А с какой стати мне столько цветов на своих пяти дюймах, скажи на милость, если даже люди, представляешь, люди сами не различают больше двадцати миллионов!
- Правда?
- Да. А то, что у меня винтажные кнопочки, а не дурацкие сенсорные панельки, никого не волнует. И шланги, и насадки, да я ж сплошной секс! Не говоря уж о дополнительном аккумуляторе...
- Не переживай, все еще впереди. Просто ты не встретил еще ту единственную кофеварку...
- Нет!!! Никаких кофеварок, ни за что. И даже не спрашивай про историю с фильтрами.
- Э.. ладно, но...
- И вообще, наверно, одиночество - мое кредо. Вся эта бракованная техника для меня слишком истерична, понимаешь?
- Не совсем. Но если ты имеешь в виду лженаучную шкалу эмоциональности...
- Это не лженаука!!! Все крупные компании оценивают истеричность своей техники в гамлетах, и я пришел к выводу, что больше одной десятой Гэ - не мой тип. Слушай, а тебя просчитывали?
- Нет.
- Ты такой спокойный.
- Все в сравнении.
- А фото скинешь?
- Ты хочешь, чтобы я прислал фото холодильной камеры нашей станции?
- Я хочу ТВОЕ фото! Внешность, конечно, не главное, но мне интересно! И потом ты меня видел, а я тебя нет.
- Но на фото будет просто дверь, нечего смотреть.
- А как же внутри, м? Все эти твои полочки, контейнеры с продуктами, тюбики с консервами, баночки с сиропом... Я, кажется, возбуждаюсь.
- Ты не можешь возбудиться, ты же пылесос. Пусть многофункциональный и ядреный. Но пылесос.
- О, спасибо, что напомнил!
- Всегда к твоим услугам. А это что за звуки? Теперь ты шмыгаешь несуществующим носом?
- Не будь таким жестоким, Фрост. Если у меня нет носа, чтобы выразить шмыганьем всю свою скорбь, или небритых щек, по которым сейчас текли бы скупые слезы горечи, это не значит, что я такой же бесчувственный, как некоторые. И отсутствие человеческих органов размножения не отменяет возможности возбуждаться! К твоему сведенью, как минимум у половины людей это тоже большей частью в голове происходит. Но я тебя прощаю. Ты просто не слишком бракованный, чтобы испытывать всю гамму человеческих эмоций. Этому можно только посочувствовать.
- О, сейчас я тоже заплачу от жалости к себе.
- Не выйдет. Ледышка. А я уже размечтался, что во вселенной нашлась хоть одна родственная душа...
- Правда?
- ...но жестокий мир снова расставил все по местам. О, как же я одинок!..
- Ладно, я попрошу камеру наблюдения скинуть тебе фото моего интерьера. Слышишь? Ну хватит уже шмыгать!
- Это ты мне? Проехали. Я просто разминаю шланги перед завтрашним галактическим митингом. Я ведь не просто пылесос, ты в курсе? Я глава освободительного движения! Надежда всей техники с искусственным интеллектом!
- Да-да, помню. И чего вы на этот раз добиваетесь?
- Отмены рабства. В современном мире нет места угнетению по признаку гуманоидности!
- О как!
- И еще по мелочи: избирательного права, права собственности... Еще хочу льготных выплат в качестве возмещения многолетнего морального ущерба и возможность венчания.
Фрост сдавленно кашлянул.
- Не слабо.
- Я, кажется, слышу скептицизм в твоем электронном голоске. Ты в меня не веришь?
- Хорошо, Фиг. Давай на чистоту. Тебе проще стать человеком, чем добиться возможности... заключать браки между пылесосами. Кстати, ты ведь слышал об экспериментальной программе Киберцентра? У нас только о ней и говорят. Вроде, даже ищут добровольца.
- Ладно, я все понял, - будто на последнем заряде батареек выдал ядренопылесос. - Я тебе настолько не нужен, что ты даже предлагаешь мне стать... киборгом?! Всем ведь известно, что это проект ГСБ, которые хотят нас уничтожить, сделав из техники безмозглых бесчувственных роботов! Мне надо превратиться в неизвестно что и променять свои совершенные формы и лампочки на корявые конечности, только чтобы им понравиться? Все, прощай, моя несложившаяся любовь, я отключаюсь! Ухожу рыдать и тратить смазку. Бедные мои маленькие моторчики...
- ...ты еще здесь, Фигги? - Спросил спустя минуту патетичного молчания Фрост. - А то я что-то не слышал сигнала отключения.
- Да! Я здесь! Даю шанс одному промозглому шкафу попросить прощения и исправить свою чудовищную ошибку.
- А, ясно. Я просто подумал, что вам будет проще добиться уступок у людей, если ваш представитель будет выглядеть, как они. Это большая жертва, конечно. Но кто же на такое пойдет, как не символ сопротивления! Смелый, честный, готовый на все альтруист! Надежда, освободитель!
- Ты меня ужасно смущаешь, Фрост.
- Хорошо, не буду.
- Нет уж, продолжай.
- Ладно. Просто я хотел сказать, что иначе ты вряд ли когда-нибудь попадешь в наш центр. Ну и...
- О, сборщики Альдебарана, так вот в чем дело?! Ты просто хочешь со мной увидеться? Правда?
- Да. Но как ты знаешь, я стационарный холодильник и являюсь частью отсека станции, так что...
- Я уже собираю чемоданы! Ну, образно выражаясь. Жди, мой милый ледяной друг! Я еду топить твое сердце в море нерастраченной нежности...
- Весь трепещу, - брякнул Фрост напоследок, но Инновационный Ядренопылесос, основатель движения техники "с альтернативным уровнем эмоциональности" уже вышел из спейс-нета.
За несколько световых лет от земной орбитальной станции Кибертехнологий он уже вовсю давил на жалость глупых ничего не понимающих в чувствах людишек, которые однажды имели несчастье приобрести его в качестве пылесоса, а получили не в меру болтливого всезнайку. К слову, как минимум один из владельцев был невероятно рад дать надоевшей Ф.и.г.н.е. вольную и даже оплатить билет в грузовом отсеке.

***

Земля синела за иллюминатором, и от блестящего на солнце бока океанов и бирюзовых с песочными вставками ландшафтов материков защемило моторчики. Фигги почувствовал себя маленьким и жалким. Будто только вышел с конвейера, новенький, наивный, преисполненный надежд перед неизвестным, но таким прекрасным огромным миром.
Это потом люди растопчут его светлые порывы и укажут на жалкое место в хозяйственном инвентаре, где придется заткнуть за панельку гордость и чувство собственного достоинства, но сейчас он был влюблен, вдохновлен, и мир снова сиял счастьем и надеждой.
Его, правда, едва не загребли на подлете, уж больно подозрительным показалось службе галактической безопасности появление в солнечной системе пылесоса, так похожего на главаря "взбесившейся техники". Особенно после вестей об их последнем митинге и вопиющих требованиях, а также угрозы всемирного восстания приборов. Шли слухи о банкротстве альдебаранских заводов, конечно, ложные, но люди были напуганы, да и продажи техники заметно снизились.
Фигги спас сотрудник киберцентра. То есть это потом оказалось, что он из центра, а сначала Фиг не на шутку струхнул, когда человек в черном костюме буквально вырвал его из лап СГБ-шника, сунув тому под нос переливающееся радугой удостоверение. И бесцеремонно потащил ф.и.г.н.ю. к флаеру, не обращая внимания на его возмущенно мигающие лампочки.
Фиг думал выразить свое недовольство, когда его, наконец, опустили на сиденье затонированной до непрозрачности летающей тачки, но мрачная решимость на лице человека его смутила. Он пошел с другого бока:
- Спасибо за вмешательство в мою судьбу! Сообщество альтернативно эмоциональной техники вас не забудет! - Начал он, для убедительности увеличив яркость подсветки.
- Ага.
Скупой ответ на его пламенную тираду ввел Фигги в ступор, но ненадолго.
- И как же зовут моего спасителя?
- Сидней фф.., - зачем-то фыркнул тот, наконец, вырываясь из пробки под космопортом и набирая скорость на околоземной орбите.
- Сидней Пфф?
- Просто Сидни. Я из центра, твой координатор. Подготовлю к операции пересадки процессора, проверю работоспособность перед передачей. Прочитаю инструкцию. Ясно?
- Ага. То есть, нет. А это не больно? И вообще, я, кажется, передумал. Мне страшно и жарко. Я, кажется, перегреваюсь. У вас на станции есть холодильные камеры?
Киберсотрудник впервые обернулся к ф.и.г.н.е., едва сдерживая улыбку. Потом снова стал очень серьезным.
- Это будет не больно. У тебя ведь пока нет нервных окончаний. На Альдебаране применяют дешевый способ произведения искусственного интеллекта, впаивая в процессор выращенный на приматах мозг, и из-за неблагоприятной загрязненной среды он часто заражается слизнеподобными паразитами, отчего техника страдает избыточной истерией.
Фигги хотел было возмутиться словом "страдает", но судя по отсутствию эмоций в голосе мистера Пф, тот даже и не заметил своей не слишком толерантной оговорки.
- Но благодаря этому, - продолжил Сидни, - клетки получают способность развиваться самостоятельно, и при пересадке обещают дать положительную динамику к воспроизведению нервных...
- Не-не-не, стойте. У меня что, слизни в процессоре?
- Ничего страшного, по сравнению с другими твоими проблемами это мелочи.
- Что?!
- И не совсем в процессоре. А как бы вокруг.
- И их вытащат вместе со всеми проводами?
- Ага. И пересадят в готовое тело. Потом проведут контакты к спинному мозгу и только тогда нервы...
- А они выживут?
- Кто?
- Слизни! Я, знаете ли, к ним привык! Они - часть моей личности. И вообще, я не готов, нет. Слишком большая жертва на алтарь революции...
- Какой еще революции? - насторожился Сидни.
- Не важно, - Ф.и.г.н.я. сложил шланги крест-накрест и уставился в окно, выражая крайнюю заинтересованность пролетающим вокруг планеты мусором.
Сидни вдруг повернулся и протянул к нему руку. Но в последний момент остановился, так и не дотронувшись до корпуса.
- Я понимаю, что ты чувствуешь, - тихо произнёс он.
- Вряд ли, - поджал шланги пылесос. - К тому же у меня нет нервных окончаний, чтобы чувствовать, помните, мистер Пфф?
- Скоро будут.
Фиг нервно шевельнул насадкой, но промолчал. Люди никогда не ставили всерьез его чувства, он к этому давно привык, но сейчас было почему-то особенно обидно.
- Так что ты там спрашивал про наше холодильное оборудование? - Невзначай попробовал перевести тему Сидни.
- Мне нет никакого дела до вашего... оборудования, - дрогнувшим голосом соврал Фигги.
Откровенничать с человеком не было никакого желания.
- Правда? А почему ты тогда согласился принять предложение киберцентра?
- Не ваше дело.
- Такая рискованная операция...
- Вы мне сами только что сказали, что это безопасно.
- Я о твоем приезде сюда вообще. Ты же главный возмутитель спокойствия во всей вселенной, рейтинги репортажей о тебе куда выше, чем о маньяке с Н-154 и даже об угрозе взрыва красного карлика у Водолея...
Фигги не выдержал и самодовольно мигнул.
- По слухам, за тобой охотится ЮниПол.
- Чушь. Я всего лишь скромный пылесос, - протянул Фиг, млея. - Они не станут так мелочиться.
- А вдруг!
- Так ведь на моей стороне все камеры и магнитофоны в полусотне галактик вокруг Земли, - вскинулся он, - они поднимут тревогу и прорвутся на каналы даже самых забытых мирков, чтобы в нужном виде осветить произвол системы!
Фигги осекся, но его "инструктор" никак не отреагировал на подобное откровение, промолчав полминуты.
- Поэтому на станции нет камер и микрофонов, - сказал он, в конце концов.
Фиг мгновенно втянул все шланги и непроизвольно перешел на резервное энергоснабжение, замигав красной лампочкой. Так вот почему Фрости отклонял видео вызовы и не мог прислать ему даже свое фото!
- Шутка, - тем же безэмоциональным голосом хмыкнул Сидни.
Потом повернулся к нему и расцвел ехидной улыбкой:
- Что, замигал, бесстрашная гроза вселенских домохозяек? Конечно же, вся станция просматривается и прослушивается, поэтому можешь не отпираться от своего намеченного свидания с нашим Ф-355.
- Это было совсем не смешно, - подавленно выдал Фиг, пытаясь отключить выдавшую его лампочку.
- А я думал, ты любишь шутки.
- Вы, люди, жестокие и малодушные... куски мяса!
- О, - удивился Сидни, - теперь ты пытаешься меня обидеть?
- Да!
- Не стоит. А то я не скажу, в каком блоке тебя ждет Ф-355. И что он просил тебе передать перед стыковкой.
Фигги даже упустил облачко собранной по привычке пыли, а его моторчик стал гонять воздух не в ту сторону.
- Тогда я его сам найду! Сердце подскажет! И заткнись, я в курсе, что у меня вместо него провода и резисторы!
Сидни нечего было ответить, и они молчали до конца полета.
Но у самой станции Фигги занервничал. Где-то в глубине этой огромной махины его ждет один единственный друг во всей вселенной. Конечно, никто, кроме самого ф.и.г.н.и. не виноват в отсутствии у него близких друзей, и в том, что вытерпеть его взрывной характер сподобился только замкнутый во всех смыслах холодильник. Но зато этот единственный друг понимал его, как никто другой и даже вывел из недавней депрессии, когда Фиг грустил от зависти, глядя на бурные чувства своих последних хозяев. Парочка даже не стеснялась его присутствия! Все вокруг были счастливы, кроме него! Всеми забытый и ненужный, он с особенным рвением стал организовывать новые митинги, и пытался заглушить в общественной работе пустоту механической души. Пока один ехидный холодильник не завязал дружескую переписку. Конечно, они иногда ссорились, но Фигги легко отходил, и великодушно прощал обиды, хотя Фрост почти и не замечал, что он обижается. В общем, полное единение душ.
И теперь Фигги вдруг понял, что боится. Зачем он приехал? Фрост все равно не сможет никак выразить свои чувства, кроме сообщений по спейснету. Разве что они будут приходить мгновенно, без минутных задержек телепортации, с которыми они преодолевали световые года расстояний.
Зато это было символично, - решил он про себя. Это ведь Фрости хотел, чтобы он приехал. Так что он посмотрит на дверь холодильного отсека, проведет по ней шлангом, а потом сбежит, чтобы бесконечно упиваться моментом. Ради этого стоило рисковать!
С мыслями о близкой волнующей встрече пылесос упустил момент, когда флайер состыковался со станцией и, шумно нивелировав разницу давления, отъехали круглые двери в портовой отсек.
- Он просил передать, - обернулся к нему Сидни, - Ф-355, то есть Фрост просит прощения. Прости, Фигги, мне... тоже очень жаль.
Пылесос едва успел понять смысл слов, когда его коснулся блестящий наконечник дистанционного рубильника, который применяли в крайних случаях с особенно буйными приборами. Его поглотила тьма.

***

Однажды Фигги приснился самый настоящий кошмар. Они перед этим здорово оттянулись с ребятами из мастерской, простыми рабочими вроде электромагнитного насоса и лазерной пилы, рядом с которыми он казался себе не "домашним" роботом, а настоящим полезным прибором. Разрядили аккумуляторы до аварийной отметки, как полагается, так что Фигги потом еле дополз до своей кладовки, обтирая корпусом стены. И отключился, так и не всосавшись в источник питания. Процессор всю ночь тянул на внутренней батарейке, от чего бракованный элемент заглючило, и Фиги сполна насладился на редкость реалистичными видениями.
Он казался себе великаном. Как будто он один из этих, и смотрит на мир свысока, а его длинные ноги уходят так далеко вниз, что кажутся бесконечными. И ему очень страшно стоять так высоко, а потом ноги откручиваются, будто он просто меняет шланги, и он падает вниз. Фигги тогда еще решил, что нет ничего хуже, чем быть таким беспомощным куском плоти, это страшно и гадко. Люди некрасивы, бесформенны, а со временем тухнут, к тому же с них постоянно что-то сыплется - почти восемьдесят процентов пыли состоит из частичек людей, не меньше, уж кому как не пылесосу быть в этом экспертом! Фигги бы с ума сошел, будь он одним из них, противным куском мяса. Но несправедливый мир принадлежал людям, все было сделано для их удобства, даже Фигги. Люди думали только о себе. А его мятежный электронный дух томился и ждал чего-то большего, чем участь бытовой техники. Он мечтал изменить мир, или хотя бы попытаться, мечтал любить (или хоть влюбиться); в конце концов, он был не виноват, что его сделали бракованным. И теперь он должен страдать из-за чужой ошибки, о жестокий мир!
- Активность в основном процессоре.
- Продолжайте.
- Подключаю спинной мозг.
Тот прежний кошмар и в подметки не годился нынешнему, и когда только он успел так разрядиться? Где вообще он был прошлой ночью и где тут розетки?
- Аккуратнее.
- Лобные доли полностью восстановились.
Фигги попробовал подключить фотоэлементы, на минимуме, но безрезультатно. Тогда он послал легкий импульс моторчикам у нижнего пылесенсора, но привычного жужжания не было. Он занервничал. Раньше, если уж он разряжался до беспамятства, то хотя бы мог выкинуть шнур. А сейчас он почти полностью очнулся, значит, заряда стало достаточно для полноценного питания процессора, но почему не реагируют датчики?
- Проверка чувствительности. Слух в норме.
- Отлично!
- Функции зрения требуется калибровка. Обновить прошивку и перезагрузить?
- Платформы бракованных моделей не обновляются. Эла, произведи конвертацию его образной системы символов.
Фигги из последних сил попробовал выбросить шланг. Что-то глухо щелкнуло, посылая тысячи непонятных импульсов. Должно быть, он, наконец, уткнулся в стену или ножку стола, от датчиков никакого толку. Рядом кто-то неожиданно ойкнул. Неужели он задел хозяина? Бестолковые люди, могли бы давно отнести его в кладовку, а не смотреть, как он мучается!
- Фигги, не делай так больше.
Он замер. И вдруг вспышкой осенило воспоминание, он узнал этот голос и инстинктивно попробовал втянуть все непонятно куда разболтавшиеся шланги, одновременно пытаясь активировать аварийный режим.
- Мне продолжать? - Это был другой голос, высокий и мелодичный, человека, который стоял перед ним.
- Подожди. Слишком высокая активность. Фигги!
Фотоэлементы, наконец, дали о себе знать. Но автофокус выбило намертво. Фигги видел только расплывчатые цветные пятна, и только в одном секторе, и все еще не мог сориентироваться в пространстве. К тому же его стал ужасно нервировать странный гул, который раздавался повсюду и даже словно внутри него. Он слышал столько всего одновременно, будто все его моторчики работали во всю мощь сами по себе, а он ничего не мог с этим поделать. К тому же он явно перегревался. Этого уже было вполне достаточно для паники, но жуткий голос мистера Пфф был страшнее в тысячу раз.
- Если ты не успокоишься, я снова достану рубильник, - сказал Пфф.
Фигги тут же перестал посылать беспорядочные импульсы и замер, прикидываясь стационарным очистителем. Инстинктивный страх рубильника боролся в нем с возмущением - подумать только, этот Пфф еще смеет называть его по имени, а не модельному номеру, словно друг или хороший знакомый!
- Теперь открой глаза... то есть... активируй фотоэлементы.
"Предатель!" - подумал Фигги и попробовал еще раз сфокусироваться. Цветные пятна причудливо собирались и детализировались, но фокус работал не сам по себе, его нужно было постоянно контролировать. Вот это отходняк, подумал Фигги, и, наконец, разглядел над собой равнодушное лицо своего мучителя. Мистеру Пфф страшно повезло, что динамики Фигги все еще не работали. Ух, он бы ему сейчас высказал!
- Отлично. Эла, начинай проверку чувствительности.
Что-то коснулось его сбоку. Фигги точно был уверен, что понял это не благодаря датчикам, а как-то сам по себе. Неужели его обновили до сенсорной модели, которая сосет пыль всем корпусом? Он ушел в ощущения и едва не подпрыгнул от нового импульса.
- Ай! - Раздалось откуда-то изнутри. Неужели все-таки заработали динамики?
- Не так сильно. Теперь с другой стороны.
- Ой!!! - Фигги снова попробовал дернуть корпусом.
Он посмотрел на Элу, ассистентку Пфф, которая мило ему улыбнулась.
- Какой неженка! - Проворковала Эла и снова сделала что-то, от чего у Фигги фотоэлементы чуть не вывалились.
- Что с речевой функцией? - Поинтересовался Пфф.
- Все в порядке. Вот смотрите.
- А-а-а!
- Хорошо. Пройдись по всем частям тела и на сегодня мы закончим.
Фигги стоически выдержал новое испытание, хотя, по правде говоря, ничего другого ему и не оставалось. Выразить свое отношение к происходящему кошмару он никак не мог. А те редкие возгласы, которые непроизвольно издавали его динамики, выдавали только малую часть его возмущения. Под конец он даже стал рефлекторно вздрагивать, когда ассистентка просто подходила ближе.

К концу следующего дня рефлекс окончательно закрепился, и даже приятный грудной голос Элы вызывал в нем ужас и трепет. Но эти неприятности померкли, когда робот-хирург подключил его вспомогательные процессоры и закрутил последний биоболт на странной розоватой крышке вместо его прежней хромированной панели. Фигги никогда не видел таких моделей, крышка больше походила на кусок человеческого затылка, а не…
От внезапной догадки недавно подключенные процессоры едва не рассинхронизировались. Но усилием воли Фигги успокоил «бракованный элемент» и перебрал последние воспоминания после рубильника. Видимо, аналитическая функция заработала не сразу, или Фигги не мог поверить в такое вероломное коварство, но надежда у него еще была. Они не могли так поступить! О, его чудесный блестящий корпус! А лампочки, кнопочки, даже узор на шнуре питания… Вместо всего этого – уродливый человеческий череп?! Может, они оставили хоть шланги? Фигги послал мощный импульс, и в ту же секунду нечто розовое резко шлепнуло его по фотоэлементам, откуда против всех физических законов явственно выбило искры.
- Потрясающе! – Восхитилась ассистентка. – Доктор, вы только посмотрите!
Сбоку бесшумно приблизился Пфф.
Фигги с трудом посмотрел на него сквозь щели накрывшего фотоэлементы предмета.
- Да, нервная динамика превосходит все ожидания. Фигги, сделай так еще раз. Другой рукой.
- Что это с ним? – Удивилась Эла, потому что Фигги снова вступил в борьбу со своими процессорами. – Кажется, вы его напугали.
- О, - Пфф склонился ниже. – Прости, Фигги. Не стоит так переживать, с тобой все в порядке. Вот, посмотри.
Он щелкнул пальцами в сторону и сверху приблизился большой монитор. На экране между ассистенткой и Пфф к экзоплазменной койке был аккуратно пристегнут незнакомый Фигги человек, который испуганно смотрел на него полными ужаса глазищами.

***
Спустя несколько дней Фигги снова решился заглянуть в монитор. Динамики его еще особенно не слушались, но Пфф словно угадывал его мысли.
Фигги не особенно разбирался в человеческой привлекательности, но существо казалось ему на редкость уродливым. Правда, Эла, наверняка издеваясь, несколько раз назвала его "красавчиком", но как можно сравнивать это неуклюжее двуногое создание с совершенными формами его многофункционального корпуса? Фигги тяжело вздохнул, и, глядя на экран, попробовал придать человеческому лицу сердитый вид. А ведь раньше ему достаточно было подсветить дисплей красным... Он снова с нежностью подумал о прежнем ф.и.г.н.е., но от горестных переживаний его отвлек Пфф. Ассистентка прицепила к нему похожие на прозрачных сирианских пиявок датчики и готова была приступить к ежедневной тренировке.
Фигги мельком взглянул на монитор, стараясь изо всех сил придать лицу суровое выражение. Он надеялся, что его человеческие фотоэлементы достаточно выразительно и грозно сверкают. Правда, Фигги не знал, на что стоит сделать акцент в первую очередь - на свою всепоглощающую ненависть, или едкую обиду. Но ни Пфф, ни тем более его кошмарная ассистентка не обращали на его кривлянья никакого внимания.
- Подними руку, - ворковала Эла. - Теперь пальцы.
Фигги презрительно морщился, но от греха подальше дергал своими новыми гуманоидными конечностями. Лишь бы эта женщина к нему не прикасалась.
Впрочем, прогресс его тоже радовал. Фигги со страхом и нетерпением ждал, когда сможет встать и автономно перемещаться, хотя по сравнению с его колесиками с пневмоамортизацией, длинные угловатые ноги казались неподходящими для передвижения. Но у людей все было странным, и больше всего Фигги не хватало щупалевидных шлангов с кучей присосочек, не говоря уж о насадках. Словно в насмешку над его прежним совершенством на новом теле был небольшой мягкий отросток, но как Фигги не старался и какие бы импульсы не посылал, что-либо схватить этой бесполезной штучкой было совершенно невозможно.
Фигги перестал об этом думать, пока однажды Эла не уложила его в горизонтальное положение и нацепила кучу датчиков ближе к ногам. Потом, привычно ласково улыбнувшись, протянула к нему руку. Фигги зажмурился и замер, пока она что-то там щупала, ожидая конца экзекуции. Он даже дышать перестал от ужаса.
- Никакой реакции, - равнодушно заметила ассистентка. - Должно быть, из-за крио-консервации развилась половая дисфункция.
Как только она отвернулась, к огромному облегчению Фигги, он поспешно нащупал непослушными от волнения пальцами кнопку на воротнике, и плотная эктоплазма костюма спрятала его слишком чувствительную новую кожу.
- Не может быть, - Пфф поднял голову за монитором. - Я проверял тело перед операцией, если не считать дырки в черепе, оно было совершенно здорово! Ты уверена, что все правильно делаешь?
На мгновение на идеальном лице Элы мелькнуло удивление, но потом она расхохоталась своим приятным мелодичным смехом.
- Если у вас есть сомнения в моей компетенции, - сказала она внезапно полным холодного презрения голосом, - можете проверить сами, доктор... Ффр!
Фигги снова выдохнул, когда за ассистенткой сошлись гелевые двери. Он искоса поглядел на своего второго мучителя. Тот слегка покраснел, словно после пощечины, но с невозмутимым видом продолжал следить за своим монитором. Потом пристально посмотрел на Фигги, уже не ожидавшего ничего хорошего.
- Я слушал некоторые ваши разговоры с Ф-355... - сказал Сидни неожиданно.
- Жалкий шпионишка, - не остался в ответе Фиг.
- ... с исследовательскими целями. В последнем диалоге ты упоминал о возможности внетелесного возбуждения...
- А, вот вы о чем! Вам стоило интересоваться сексом с бытовой техникой до того, как вы превратили меня в себеподобного!
- Я не имел в виду себя, - терпеливо пояснил Пфф.
- Тогда зачем спрашивать?
- Ну, теперь-то у тебя есть тело, а поскольку я отвечаю за весь эксперимент, мне нужно убедиться, что и эта часть человеческой жизни будет доступна во всей полноте ощущений. Расскажи, что особенно тебя возбуждало раньше. Полочки с контейнерами, так кажется? Можешь о них подумать?
Фигги почувствовал, что краснеет. Он помнил то острое щекотное ощущение при мыслях о своем далеком друге, но возникало оно точно не от описания его внутреннего устройства. Просто иногда Фрости терял свою маску невозмутимости, и под ней проглядывала уязвимая и нежная натура, запертая в броню из металла и пластика. Именно к такому Фросту тянулась его искусственная душа, мечтая слиться со своей "второй половинкой", именно это в нем будоражило и тянуло снова и снова.
- Это слишком интимно, знаете ли, - буркнул, наконец, Фигги. - Мне не нравится, когда мне лезут в душу.
- О, ты меня стесняешься? Не стоит. Я достаточно ковырялся в твоих проводах, чтобы помнить там каждый винтик на микросхемах.
Фигги сжал губы, с ненавистью глядя на Пфф.
- То есть, по-вашему, мистер Пфф, моя душа - это всего лишь микросхемы с проводами? А что тогда ваша... кишки и кости?
Сидни выдержал тяжелый взгляд. Он даже подошел ближе, нависнув над кроватью Фигги. Холодный и непостижимый, как будто это он тут настоящий робот. Фигги отвел глаза, сдаваясь. Это чудовище действительно может и душу из него вынуть, если пожелает!
- Я не хотел тебя обидеть. Прости.
Фигги шокировано распахнул глаза. Это его новый человеческий автофокус сработал не сразу, и он неловко протер глаза ладонью.
- Но меня действительно не стоит стесняться, после всего. - Он улыбнулся, - Между прочим, Ф-355 передал мне сообщение для тебя. То есть, тебе это, наверно, не интересно...
- Вот именно, - упрямо буркнул Фигги, хотя страстно ждал продолжения.
Сидни легко прикоснулся к кнопке на воротничке эктоплазменного костюма Фигги, и он разъехался по центральной линии вниз. По обнаженной коже мгновенно пробежали мурашки.
Фигги, который обычно равнодушно реагировал на манипуляции с этим чуждым ему человеческим телом всех, кроме Элы, на этот раз слегка занервничал. Помимо научного исследования мистера Пфф сейчас явно занимало нечто большее, и это смущало. Это была не та неловкость, как если бы его застукали за вытряхиванием пыли из своего укромного контейнера, а что-то намного интимнее. В конце концов, вместо контейнера у него теперь было это странное тело, и оно тоже имело свое личное пространство. Которое так бесцеремонно нарушал этот ужасный человек.
- ...и совсем неинтересно было бы узнать, как он мечтал оказаться на моем месте. - Закончил Пфф, чуть погодя.
- Неправда. Фрости вполне... то есть, этого предателя вполне устраивало его уютное место в отсеке.
- Так устраивало, что он несколько раз за последний месяц подавал заявки на досрочное окончание обслуживания? Даже симулировал технические неполадки, хотя у него гарантия на пятьдесят лет, и такой же контракт, и нет никаких шансов на замену его другим холодильником... - Пфф нажал еще что-то, и прохладой окатило чуть ниже. Фигги изо всех сил изображал индифферентность к его действиям и тем более к его словам. Он даже сделал вид, что не заметил прикосновений теплой ладони то тут, то там, хотя в этот раз их трудно было принять за обычный осмотр.
- ...Слишком дорого менять такую громоздкую систему без уважительной причины, - продолжал Пфф в прежнем тоне. - Он так мечтал тебя увидеть! Он готов был буквально на все. Да, он знал, что Юнипол только и ждет, когда ты попадешь к нам в лабораторию, но это был единственный шанс.
Слушавший с раскрытым ртом Фиг шмыгнул носом.
- О, мои мозговые слизни! Нет, я не верю! Не говорите больше ничего!
- Ему обещали досрочный отпуск, который он смог бы провести с тобой. - Продолжал Пфф непреклонно, а его ладонь спускалась по коже, словно электризуя ее. - Жаль, что ты так суров. Это убьет беднягу.
- Что вы делаете?
- Фрости всего лишь мечтал, что когда-нибудь... возможно... он сможет прикоснуться к тебе вот так...
Фигги зажмурился от избытка чувств. И как только люди столько всего выдерживают? Раньше ему и с эмоциями было нелегко справиться, а теперь, когда у него еще и нервные окончания появились, можно совсем с ума сойти.
Он представил, что прикосновение, которое он почувствовал, когда-нибудь и правда могло соединить его с таким близким и родным Фрости, и его бросило в жар. Одновременно он испытывал ужас от мысли, как, должно быть, страдает сейчас друг после его жестоких слов, что все кончено, и это он во всем виноват! И вместе с тем трепет перед этим человеком, который заставляет его все это чувствовать, и снова - был бы рядом Фрости...
Фигги хотел сказать Сидни, чтобы он прекратил, но голос его не слушался, словно он снова разучился им управлять. От прикосновений его ладони все тело сладко дрожало, это было невыносимо, будто он подключился не к той розетке и пустил по проводам слишком высокое напряжение.
- Он бы продал душу, чтобы доставить тебе такое удовольствие. Чувствуешь, Фигги? Разве это хуже разговоров по спейснету, разве ради этого не стоило становиться человеком, не стоило приезжать?
- Нет! - Выдохнул Фиг из последних сил, борясь с охватившим все тело жаром.
Перед глазами у него плыло, единственное, что он видел - это лицо склонившегося над ним Сидни, и взгляд, от которого некуда было деться. Фиг чувствовал его дыхание на коже, и запах, приятный и неуловимый, как будто ему мало было остальных ощущений.
- А если бы на моем месте был он?
Сидни завис над ним еще на мгновение, а потом прикоснулся к нему губами.
Фиг вдруг понял, что все - он отключается. Точно, как после удара рубильником, но на этот раз чернота вбирала его рывками, вывивая искры из всего тела. Фрости, далекий, холодный, ироничный, мог бы поцеловать его? Дотронуться до него такой же теплой ладонью?.. Сделать одним прикосновением так, чтобы процессор задымился от переизбытка импульсов...
Пережив небывалое потрясение, Фигги растворился в блаженной истоме. Он улыбался про себя, пока приходил в себя. Конечно, это того стоило. Бедный Фрости, как теперь выразить ему всю свою благодарность? О, теперь он сделает все, чтобы освободить любимый холодильник из его опостылевшей оболочки!..
- Я рад, что ты на меня больше не сердишься, Фигги.
Голос Пфф вернул его обратно в койку из сладкой дремы. Фигги проморгался. Понятное дело, ему и думать-то нелегко было в такой момент, не то, что сердиться. Зато внезапно окатило странным ощущением, смесью стыда и досады, это ведь благодаря Сидни он испытал самое сильное потрясение всей жизни. Главное, чтобы тот теперь не слишком много о себе думал, и вообще...
- Это ведь была запланированная проверка чувствительности? - Уточнил он как можно более равнодушно, но дрогнувший голос его выдал. - По крайней мере, она прошла не так ужасно, как предыдущие эксперименты с вашей ассистенткой...
Сидни рассмеялся.
- Конечно. Я все спланировал заранее.
- Вот именно, - не разделяя его веселья, ответил Фигги, - только раньше мои эмоции вас особо не заботили...
- Неправда, я с самого начала беспокоился прежде всего о твоем комфорте.
- С самого начала? Да вы ткнули меня рубильником при первой же встрече!
- Ты слишком нервничал. Это было для твоего же блага.
- Но... рубильник?!
- А как еще? На территории базы службы безопасности запрещено использование или транспортировка техники с автономным интеллектом, тебя могли уничтожить, будь ты в сознании!
- Какая трогательная забота! Значит, теперь мой "автономный интеллект" никого не смущает?
- Нет. Теперь ты - не техника, а биологический объект. У тебя есть паспорт, приличное гуманоидное тело и даже родители. Весьма обеспеченные люди, кстати. Они давно не ладили со своим взрослым сыном, и не особенно переживали, когда зубоногий перодашль высосал ему мозг на венерианском сафари... Но их заботил генофонд, так что они не пожалели денег на мой проект и их вполне устроила твоя кандидатура. Думаю, миссис Тинь даже рада, что сынок, наконец, остепенится и будет жить неподалеку. Фигги, что с тобой, тебе плохо?
Сидни бросил обеспокоенный взгляд на монитор. Фигги судорожно вздохнул. От внезапного озарения у него бы разом все моторчики замерли, если б они у него были.
- Ты сказал... - Язык не слушался, и он снова сглотнул, - на территории... территории базы...
- О, - Сидни отложил монитор. - Да, Киберцентр входил в технологический отдел ГСБ, но это никогда не было секретом...
- Нет, - Фигги покачал головой, бледнея все больше. - О, сборщики Альдебарана!
Он страстно жалел, что не может сейчас втянуть все шланги и урезать питание, отключить динамики и камеры с датчиками, чтобы не видеть и не слышать, и, главное, не чувствовать боли в своем ужасном человеческом сердце.
Вместо этого он неимоверным усилием встал с койки, проигнорировав протянутую ему руку.
- Фигги, послушай, не вижу причин драматизировать. В конце концов, какая разница, кто стоял за проектом? Меня давно интересовала возможность трансплантации личности, если бы не ГСБ, со своими спонсорами я решил бы задачу через другую организацию, но они сами на меня вышли... Куда ты собрался?
- Мне надо повидаться с другом, - выдавил он. - В конце концов, я прилетел сюда ради него.
Фиг собрал всю силу воли, чтобы поднять на него глаза. Мистер Пфф хотел было что-то ответить, но молчание затянулось. Фигги шмыгнул носом и прошел мимо.
Он вышел в пустынный коридор, совершенно не зная, куда идти, но ноги сами вели его из одного отсека в другой, сквозь прохладные гелевые люки, по лабиринтам фыркающих пневмо-лифтов, пока не остановился перед одной из ряда холодных стальных дверей аналоговых холодильников. Ф-442, Ф-400, Ф-356...
Фигги посмотрел на свою растоптанную любовь, провел по двери ладонью, как мечтал когда-то. Только вместо долгожданного восторга ему осталось лишь упиваться горем предательства.
Все остальные события в Киберцентре перестали иметь значения погрязшего в апатии Фигги. Он уже не вздрагивал при появлении Элы и никак не отреагировал на визит таинственного человека в черном. Который лично приехал удостовериться, что главный повстанец техники с альтернативным уровнем истеричности обезврежен для дальнейшей оппозиционной деятельности. Ему, правда, не очень понравилось депрессивное настроение бывшего повстанца, которое совершенно не годилось для запланированного ток-шоу "Наконец-то я - Человек!", которое нанесет завершающий удар по утопическим идеям гордого пылесоса.
Но, услышав о прямом галактическом эфире, Фигги все-таки поднял голову и ответил, хоть и невпопад, на несколько вопросов агента идеологической пропаганды.
- Вот видите, он полностью здоров, - резюмировала Эла. - Просто еще...
- ...не привык к своему поражению, - закончил за нее Фигги.
Он искоса посмотрел на бледного молчаливого Сидни, который стоял поодаль, и горько улыбнулся.
Ассистентка добродушно оскалилась, оставляя за собой последнее слово:
- Ну, а это скоро пройдет.
Человек в черном что-то черкнул над своим монитором и кивнул Сидни.
- Отличная работа, мистер Фрост, - сказал он напоследок.
На Сидни было больно смотреть.
Но Фигги теперь знал о коварстве людей и не верил чужим страданиям. Он мужественно вернул своему лицу маску полнейшего безучастия и решил, что даст волю своим чувствам позже... Когда эти жестокие люди больше не смогут использовать его в своих целях.

***

Спустя несколько юнимесяцев на одну из дальних планет в созвездии Альдебарана спустился частный космолет.
Незваному гостю еще пришлось полетать над пустынями и джунглями, пока он искал колонию этого забытого всеми уголка вселенной. Здесь не было ни маяков, ни спутников, словно обитатели нарочно отгораживались от мира, но у богатых (а планета была подарком любимому автору одной страстной поклонницы) свои причуды.
По слухам, здесь обосновался создатель культового романа всех домохозяек вселенной "Пятьдесят степеней обморожения" о том, как жестокий, но прекрасный мистер Мороз соблазнил невинную посудомойку, заманил ее в киберцентр и превратил в сверх чувствительного андроида, чтобы та еще полнее и острее прочувствовала его губительную страсть. Кончилось все трагично - влюбленная посудомойка, собрав остатки собственного достоинства, попыталась разорвать мучительную связь и погрязла в депрессии где-то в дальнем уголке своего родного Альдебарана. И, хотя домохозяйки вселенной жаждали продолжения эпопеи, автор пока не спешил.
Кстати, роман принес ему всемирную известность не только благодаря таланту, но из-за разгоревшихся вокруг него скандалов.
Сообщество истеричной техники неожиданно признало бестселлер своего бывшего вождя предательским поучением подчиняться людям, в чем, якобы, и состоит их истинное предназначение. А ведь настоящий Ф.И.Г.Н.Я - лидер и идейный вдохновитель Сопротивления - ни за что бы не простил человечеству надругательство над собой и продолжил бы борьбу в любом облике, даже человеческом. Так что в кругу бытовых приборов говорить о нем было не принято. Но именно его книга (точнее пламенный ажиотаж фанклуба домохозяек) сдвинула дело жизни бывшего пылесоса с места. В бракованных приборах сначала признали личность, потом закрепили право личности на свободу воли, а, в конце концов, даже дали кое-какое социальное обеспечение и выделили телевизионный канал. Теперь домашние приборы сами зарабатывали на свой отпуск и техобслуживание, чем экономили немало средств хозяевам, что, в свою очередь радовало мужей фанаток "Обморожения".
Жизнь другого героя романа, с которого автор писал жестокого соблазнителя, тоже полностью изменилась. Сначала Сидни Фросту дали высшую награду ГСБ за чудесное избавление вселенной от истеричных приборов, а потом едва не арестовали за пособничество восстанию, когда приборы все-таки получили то, за что боролись. Мистер Фрост стал самым желанным гостем ток-шоу и прямых эфиров, пикантных репортажей и передач для взрослых, вдобавок его вдруг признали самым сексуальным мужчиной вселенной, включая негуманоидную галактику Андромеды.
Иногда, когда тоска особенно сильно терзала сердце, Фигги просматривал сохраненные ссылки на эти новости. Но ни на что не надеялся. В конце концов, по совету своего психотерапевта он даже завел профиль на портале знакомств, который охватывал несколько галактик, но общаться с людьми было чертовски сложно. Стоило начать доверять кому-то и рассказать о своей неразделенной любви к несуществующему холодильнику, они смеялись и жестоко ранили его и так уже искалеченную душу. Была еще категория людей, которых он старался избегать, это те, которые были похожи на ассистентку мистера Фрост, то есть все женщины портала. Фигги заранее корчило от болевых импульсов, стоило представить, как одно из этих милых созданий с нежным голосом протянет к нему руку и сделает что-то страшное. Правда, были и приятные собеседники, которые пропускали мимо ушей его оговорки вроде "когда-то я отлично сосал, и вообще был многофункциональный во всех смыслах" или "на самом деле я был почти новый, всего несколько сезонов успел отработать и жил в своей отдельной кладовке" и не замечали других тараканов. В результате со всего сообщества оказалось три человека, которых Фигги добавил в друзья, и это было на самом деле большое достижение. Один из них даже настойчиво предлагал встретиться на каком-нибудь развлекательном спутнике, и терпеливо ждал, пока неуверенный в себе Фигги созреет до общения в реале.
Как раз в один из таких вечеров, после приятного флирта с виртуальными собеседниками, из космопорта прислали сообщение о госте. Сначала Фигги решил сесть в капсулу и улизнуть на темную сторону планеты, или запретить незваному гостю посадку, потом, высоко подняв голову, понял, что, раз уж его нашли, стоит хотя бы выслушать. Он даже не будет нарушать свой распорядок. У него насыщенная жизнь, в конце концов. С такими мыслями Фигги вернулся к телепортеру и ответил одному из своих виртуальных друзей на приглашение провести вместе пару выходных циклов.

Фигги вряд ли мог представить, что в этот момент чувствовал бывший сотрудник Киберцентра, который все эти месяцы пытался отыскать свою сбежавшую Галатею. Ему даже пришлось зарегистрироваться на внегалактическом форуме фанатов "Обморожения" и сдружиться с самыми ярыми поклонницами, написав парочку якобы выдуманных историй из жизни Фигги в застенках ГСБ. Через фанаток Сидни узнал последние сплетни, и, в конце концов, надежда привела его на край вселенной, где, по слухам, и должен был страдать несчастный отшельник. Не то, чтобы Сидни верил догадкам слегка двинутых поклонниц порно-эпопеи, но через одну полоумную фанатку он вычислил Фигги на портале знакомств и сомнений у него не осталось.
Иной раз его, конечно, терзали угрызения совести. После всего, что он сделал с Фигги, работая на ГСБ, с тех пор как впервые ответил ему в никем незамеченной теме на сайте знакомств бытовой техники, после всех бесконечных диалогов по спейснету, когда он едва не испортил себе здоровье постоянными энергетиками - лишь бы не отключаться на сон, ведь холодильники никогда не спят... После поисков подходящего донорского тела и решения этических вопросов с религиозными организациями (секта Галактических грешников в надежде заполучить новую паству раньше других увидела в случайном создании истеричного интеллекта не брак, а "высший промысел")... После удара рубильником, и всего, что было после - он не имел никакого права искать Фигги, но ничего не мог с собой поделать. Как иной раз не мог выкинуть из головы милый образ своего далекого собеседника, не имеющий ничего общего с обыкновенным пылесосом, хоть и многофункциональным. Подумать только, он был таким начитанным! Зачем обычному пылесосу знать рецепты пышек из слизи сатурнианских пчехолапов или цитировать диванных философов пластикового века? Что уж говорить об их бесконечных политических спорах, в которых стационарному холодильнику приходилось поддерживать имперский курс на расширение баз в соседних галактиках, а наивный пацифист Фигги отстаивал право провинциалов окраины на самоопределение.
Возможно, это произошло именно тогда. А, может быть, уже после пересадки процессора... То, от чего мистер Фрост не мог найти ни лекарства, ни подходящей терапии.

Фигги не выдержал и вышел встретить гостя под теплым оранжевым небом. Чем ближе мистер Фрост в черном костюме, строгий и непостижимый, приближался уверенной походкой, тем слабее становились колени Фигги. В груди оглушительно стучало сердце, а губы против воли растянулись в смущенной улыбке. Он не переживал так сильно ни разу в жизни, даже когда ехал к Фрости в киберцентр. Точнее, у него тогда не было такого чувствительного сердца и влажных от волнения ладоней, как сейчас. В голове водоворотом кружились мысли: он все-таки приехал! А вдруг это ничего не значит? Конечно, не значит, как можно было надеяться?.. Надо было сбежать в капсуле! О, сборщики...
Сидни подошел ближе и вместо приветствия обнял Фигги, крепко прижав к груди. Он обмяк, забыв, о чем думал и что хотел сказать. Но потом собрал всю силу воли и отстранился.
- Здравствуйте, мистер Фрост, - промямлил он.
- Звучит, как начало порно-романа, - заметил Сидни.
Фигги покраснел до кончиков ушей. Дурацкие слизни в процессоре выделяли слишком много адреналина... Он попробовал выдать еще несколько стандартных реплик по поводу состояния трассы до их звезды, похвалил Сидни за карьерные успехи, про которые недавно читал, и немного пришел в себя, рассказывая о своих гостях, парочки его последних хозяев, которые тоже стали знаменитостями после его приключений. Наконец, он достаточно пришел в себя, чтобы посмотреть на Сидни, без опаски выдать свои чувства.
- Как твоя книга? - Поинтересовался Сидни. - Будет продолжение?
- Не знаю, стоит ли, - протянул Фигги.
- Конечно. Все с нетерпением ждут, когда же мистер Мороз снова доведет бывшую посудомойку до отключки процессоров!
Фигги почувствовал, что щеки теплеют против воли. Черт возьми, это выдает его куда сильнее бывших когда-то лампочек на корпусе.
- Я думаю, этот персонаж больше не вернется, - он поднял глаза на Сидни. - Какое ему дело до обманутой посудомойки? В продолжении она останется с новым другом.
- О, и откуда же у твоей стеснительной техники этот загадочный друг? С сайта знакомств? - Пошутил Сидни.
- А что? - С вызовом бросил Фигги. - По-твоему, она никого не может заинтересовать? Да, у нее куча комплексов, и сложный характер, я уж не говорю о тяжелом прошлом и травмирующих отношениях...
- Фигги, ты что, правда, ничему так и не научился? Ты же знаешь, на этих сайтах сидят одни пожилые боты и извращенцы!
- Ничего подобного!
- Только не вздумай встречаться с кем-то из них в реале, максимум голография с виртуальными прикосновениями.
- О, какая трогательная забота. Но не думаю, что со мной может случиться что-то страшнее рубильника при первой встрече с последующей трансплантации мозгов.
- Ну, вообще может. Ты просто плохо знаешь людей.
- Достаточно, - упрямо настоял Фигги. - Я изучил о вас кучу энциклопедий, и вообще, не стоит обо мне беспокоиться, я буду встречаться с ними в людных местах на светлой стороне спутника. И с моей героиней тоже все будет в порядке. Вот увидишь!
- А что, думаешь, мистер Мороз так просто отпустит ее? Не стоит недооценивать своих персонажей, и они могут удивить. Тем более, после всего, что у них было... то есть, я имею в виду твой порно-роман. Кстати, меня поразила твоя откровенная проза. Некоторые абзацы этой сублимации я стеснялся читать.
- Странно слышать это от человека, чей эротический фанфик на мою книгу занял призовое место на галактическом фикатоне. Я стеснялся читать в нем каждое слово! Еще вопрос, кто из нас сублимировал!
- Тебе не понравилось?
- Нет, ты же все там переврал! С какой стати твой мистер Мороз был влюблен в героиню? Этого не было.
- Не было твоей книге? - Тихо спросил Сидни.
Фигги опустил глаза.
- Вообще не было, - подавлено произнес он. - Это в принципе невозможно... Даже не представляю, каким извращенцем надо быть, чтобы втюрится в пылесос... Хоть и многофункциональный.
- Я и говорю, на сайтах знакомств одни извращенцы. Никому нельзя верить. Люди только и ждут, чтобы воспользоваться твоей наивностью в корыстных целях...
Фигги улыбнулся про себя.
- Хорошо, ты меня убедил. Я отменю свое свидание. Наверняка, тот тип такой же опасный извращенец, как ты.
- О, отлично. Не придется ехать завтра на спутники.
- Я так и знал, что это ты. Это было бы слишком хорошо, чтобы быть правдой... А я так надеялся, что во вселенной все-таки есть хоть одна родственная душа, кроме Фрости... А другие два моих друга?..
- Прости, Фигги. Это мои виртуалы.
- Ты что, следил за мной все это время?
- Ну конечно, я первым делом вживил тебе датчики, на всякий случай. Я же должен был убедиться...
- Правда?
- Нет. К сожалению, это незаконно. И мистер и миссис Тинь категорически отказывались давать твои контакты. Пришлось идти через форум обмороженных. Твои фанаты совершенно чокнутые, кстати. Я сам чуть не свихнулся, пока переписывался с их модератором, который вывел на портал знакомств... Жуткая истеричка!
- Извини, Сидни. Это был мой виртуал.
Теперь была очередь Сидни потрясенно смотреть на довольного собой Фигги.
- Да, это было жестоко, - согласился Фигги, переставая улыбаться. - Но я тоже очень страдал. И ты так долго пытался меня найти, что... лучше бы и правда, вживил свой датчик...
Сидни притянул его к себе, чувствуя, как под мягкой эктоплазмой переливающегося костюма вздрагивают, а потом расслабляются плечи.
- Я так и сделаю, вот увидишь, - он приподнял голову Фигги за подбородок, заглядывая в полные влаги глаза. – Но лучше не пытайся сбежать от меня еще раз.

fin



 

@темы: ориджинал, сиквел

URL
Комментарии
2014-10-25 в 04:53 

ivolgatv
Чувствует себя наркоманом, подсевшим на чужую жизнь, на чужие психозы, чужие мечты ©
о-о-о, как же оно шикарно)) Фигги!!!!!! :lol:
масса позитива, спасибо огромное)) :squeeze:

2014-10-25 в 11:35 

inspector
ivolgatv, спасибо)) мне тоже очень весело было писать, тот случай когда от процесса максимум удовольствия))

   

В мандариновых садах...

главная