12:45 

Сладких снов

inspector-slash
Рейтинг: R
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Мистика
Предупреждения: ненастоящее насилие

Я дергаю за ниточки
Путаю твой рассудок и искажаю твои сны
Ослепленный мной ты не замечаешь ничего
Просто произноси мое имя,
чтобы я слышал твой истошный крик



Именно про такое говорят – не с той ноги. Серый даже не помнил, что приснилось, осталось только противное ощущение тревоги и отчаяния. День это не испортит, но настроение утром было хреновым. Кажется, его во сне били? А он не мог даже поднять руку, чтобы ответить. Вот ведь редкая чушь, не бывает такого. Ни в жизни, ни во сне!
Он мрачно буркнул приветствия парням перед классом, а потом у двери вдруг остановился, как вкопанный. Точно, это он ему снился! Серый вспомнил, словно все было на самом деле, глядя на Темникова.
У Антона была разбита губа со вчерашнего, других видимых следов они новичку вроде не оставили, когда наказывали за дерзость. Можно было и простить, конечно, хоть в первый день, но Темников реально нарывался. Или мазохист или псих. И оставлять просто так нельзя было – непорядок. Поэтому совсем легонько отпинали у мусорки. Чисто символически. Темников даже не угомонился, а что-то еще пытался в след им шипеть, скорчившись на липком асфальте у контейнера.
А во сне лежал, закрывая лицо от ударов, сам Серый. В солнечном сплетении спазмом скрутило ярким отголоском боли, слишком реальной для ночного кошмара. Темников бил ногами, и выбил ботинком передние зубы, а потом прижал подошву к лицу, когда он захлебывался кровью. Очень красочный сон был.
Антон улыбнулся ему, чуть кривовато из-за губы. И показал фак. Серый от такого приветствия опешил, потом в несколько шагов подошел к парте и легко перехватил руку вместе со средним пальцем, вывернул, от души наслаждаясь эмоциями на лице этого урода.
- Еще раз увижу – сломаю, - заверил он Темникова. – И засуну тебе в жопу. Понял?
Тот смотрел волком, хотя было очень больно. Правда, псих. Хрена так залупаться в новом классе? Пришел посреди года, учиться осталось – ерунда. И сразу умудрился всех достать. Слишком расслабленный. И, главное, откуда столько гонора? Сам – дрыщ, удар не держит, только на язык остер.
- Я спросил – понял? – Повторил Серый, когда прозвенел звонок.
Ему-то похер, даже если училка придет. Он гнул палец дальше, казалось – еще немного и хрустнет.
- Да.
- Не слышу.
- Да! – Сдался Темников.
Потом, когда Серый отступил, прижал к себе руку, и, глядя исподлобья, тихо, но отчетливо произнес:
- Хана тебе.
Серый только головой покачал.

***
Ночью опять снилась херь, и теперь он помнил все сразу.
И точно знал, что это не просто ночной кошмар и выверты подсознания. Антон Темников во сне был слишком самостоятельным. Да и Серый никогда такого бы не потерпел в своем собственном сне. Надо было что-то делать.
Его даже передернуло против воли, когда он встретил урода из сна на яву. Тот снова ухмылялся, нагло, с мстительным торжеством. Что за черт?.. Такое что, возможно? Серый отчаянно захотел перекреститься. Но прищурился на новичка, пытаясь разгадать тайну.
- Что пялишься? Мало тебе? – Поинтересовался Антон с улыбкой. – Ничего, это только начало.
Серый сглотнул. Ночью Антон из сна распорол ему живот и вытаскивал кишки, медленно, тянул, растягивая пытку. Он орал от боли и во сне сорвал голос.
Сейчас откашлялся:
- Ты, значит, колдун? Поэтому такой дерзкий?
- Как назовешь. Скажи, прикольно?
- Не очень.
Серый произнес это тихо, но пока вникал в смысл, перед глазами росла красная пелена. Он в одну секунду захлебнулся ненавистью, внешне оставшись спокойным, когда понял: Темников делал это сам, проник в его сон и пытал его! А теперь стоит и, ухмыляясь, рассказывает, что будет делать дальше?
Серый толкнул его к стене, силой навалился плечом, потом всадил коленом в живот. Очень быстро, отлаженно, без лишнего шума. Поднял голову за волосы, заглядывая в глаза. От неожиданности у Антона выступили слезы, он задохнулся от удара и хватал ртом воздух.
- А вот так – прикольно, скажи? Знаешь, почему?
Серый улыбнулся.
- Потому что это – настоящее.
- Ты сдохнешь, - прошипел Темников.
- Во сне? А ты прямо сейчас.
Он ударил еще несколько раз, по бедру, пнул в голень, приложил к стене башкой, пока Антон не стал совсем бестолково закрываться, выставляя перед собой руки.
- Нет, я только одного не пойму, - Серый задумчиво снова потянул за отросшие черные как смоль пряди. – Ты пришел в новый коллектив, никто тебя не трогал, стал хамить – получил ответку, так? А теперь шаманишь с кошмарами ни за что, откуда столько злобы? Слышь, кошмарик? На кого ты обиженный такой?
Он даже рассмеялся. Но Антон так и стоял согнувшись.
- Плохо тебе?
- Тебе будет плохо, - хрипло выдохнул тот. – Готовься.
- Ну, посмотрим.

***
Вечером Серый допоздна перед компом залип, и спать до последнего не шел. Хотел у матери таблетки какие-нибудь от нервов спросить, но постеснялся жаловаться. Сейчас начнутся причитания, стрессы от ЕГЭ, расспросы о здоровье… Может, водки хлебнуть? Так она в серванте в комнате у предков, просто так незаметно не возьмешь, а шуму будет больше, чем от новопассита.
Не то, чтобы он так уж боялся. Но просто неприятно было знать, что сейчас ляжешь в постельку, а вместо отдыха ждет пытка. Неотвратимая и бессмысленная.
Серый даже с Димоном созвонился, хотел узнать что-нибудь от Темникове. Откуда пришел, почему, что за суета в середине последнего года в другую школу переводиться? Но тот тоже ничего не откопал, но обещал потом еще расспросить знакомых.
Даже Отче наш на ночь прочитал. Хотя крест не стал доставать. Антон во сне запалит еще, будет ржать. Да и все равно, наверно, не поможет…
И с тяжелым предчувствием лег, мгновенно провалившись в сон, как обычно.
- Привет, - улыбнулся Антон. – Ты сегодня не спешил.
- Я и будильник пораньше поставил.
- Это не поможет.
- Так я для тебя. Хочу пораньше в школу прийти, чтоб у нас было больше времени.
- Ясно, - задумался Антон. – Значит, боли ты не боишься.
Серый рассмеялся.
- Это – не боль. Это щекотка. Боль, Темников, я тебе завтра покажу. Раз с первого раза не доходит.
- А чего же ты боишься? – Задумался Антон, не слыша его.
Рядом зарычало большое животное, Серый не стал оглядываться. Ему все еще было смешно. Он первый раз знал, что спит, и с любопытством ждал, что Темников придумает на этот раз. Голову ему он уже простреливал, вытаскивал печень и заставлял есть, прошелся по некоторым мифам и даже киношки припомнил, когда фантазии стало не хватать. Особенно Антона «Клетка» прикалывала. Маньяк недоделанный.
Серый даже привыкать стал к еженощным кошмарам. Интересно ведь – Темников ему каждый раз новое кино показывает, а он днем в школе ему отвечает. По-настоящему, хотя и не в полную силу, конечно. И ведь терпит, говнюк, все пинки и унижения в школе проглатывает, не сдается!
Серый пару раз вскрикнул от неожиданности, но боли, и правда, словно уже не чувствовал. Было, скорее, мерзко, от собственной расчлененки при свидетелях. Противно.
- Ладно, я понял, - Антон покачал головой, одним движением меняя антураж.
Они оказались в своем классе, никакой кровищи и кишков больше явно не предполагалось. Хотя Серый был голый, но после всего, что Темников с ним делал, это было мелочью.
- Ну вот и отлично, - хмыкнул Серый. – Надеюсь, в школу придешь без опозданий.
- Конечно. И ты завтра будешь вести себя тихо, иначе я приглашу сюда твоих друзей. Прямо сейчас. Они как раз все спят, и им всем приснится один и тот же сон.
Темников подошел ближе, Серый нахмурился.
- Ничего личного, - успокоил Антон, подталкивая его к парте. – Если тебя это успокоит, я тоже не в восторге.
Серый вытаращил на него глаза, но сопротивляться во сне он не мог и в следующее мгновение оказался лежащим на парте животом.
- Ты… За такое… Ты понимаешь, что я тебя просто убью завтра? – Спросил он, не веря в происходящее.
Антон похлопал его по ягодицам и вздохнул. Потом без лишних слов стал протискиваться пальцами, довольно грубо и резко, а Серый от шока даже сказать ничего не мог, да и что тут скажешь. К такому повороту он однозначно был не готов. Антон начал вставлять, а Серый слишком остро чувствовал каждую деталь гипер-реализма: как скачут по партам солнечные зайчики, как его толкает в парту, а за дверью слышится шум и гам, как на самой настоящей перемене. И как Антон Темников его трахает. Он мог только рычать в ответ от бессилия. За такое унижение он его убьет, и они оба об этом знали. Даже этот пидор должен понимать, что перешел все границы.
Антон вдруг притормозил, опустился ему на спину, тяжело дыша.
- Слушай, и чего я тебя с самого начала мучал? А тут сразу заткнулся…
Серый ждал будильника, инстинктивно пытаясь как-то отползти или сжаться, но мог только бестолково скрестись пальцами ног по линолеуму. Издалека, тихонько, он услышал знакомую мелодию, вот-вот Металлика разорвет дурацкий сон в клочья.
- Да подожди, не проснешься, пока я не отпущу. Марков!
Мелодия оборвалась, а небо за окном стало тяжелым, тусклым и дрожащим.
- А теперь слушай, Марков, - продолжил Антон, снова медленно раскачиваясь и плавно протискиваясь в него. – Сейчас сюда войдут Бабкин, рыжий этот, как его… не важно, ты понял. Леша и Борисов. А ты… ща, давай развернемся вот так. А ты кончишь. Так, чтобы все видели.
Дверь медленно поехала, впуская клубы тумана. Санек Бабкин, подслеповато щурясь, пробирался с вытянутыми руками, стукнулся об учительский стол и повернулся к доске. За ним так же, наощупь, стали заходить остальные. Серый с ужасом почувствовал горячую ладонь на своем члене, небо за окном стало дрожать еще сильнее и это дребезжание отозвалось в нем, против воли нарастая в паху.
- Темников… - Серый от отчаяния не узнал свой голос. – Что ты хочешь?
- Вопрос – что ты хочешь, Сережа. Убьешь меня сегодня? Давай сразу решим. Только быстрее. Эй, Борисов!
- Стой! – Серый качнулся от нового толчка и зажмурился. – Не надо! Я тебя не трону. Пожалуйста.
Темников провел ладонью по его животу, это было хуже всех пыток, вместе взятых.
- Сережа?! – Услышал он удивленный возглас, утопая в отчаянии и приторном сладком удовольствии.
Невыносимый трепет смешался со стыдом, когда он кончил.
- Сережа, вставай! И поставь другую мелодию на будильник, мало того, что играет уже пятый раз, а ты не слышишь, так хоть бы приятное что-нибудь… Сереж!
Серый вскочил, судорожно прижимая к себе одеяло. Мать уже вышла из комнаты, вроде ничего не заметив. Он с отвращением отбросил одеяло и, прихватив чистые трусы, пробрался в ванную. Потом даже постель застелил, чтобы никто не докопался до улик и к первому уроку опоздал.
Темников был на своем месте, но смотреть на него было выше его сил. В голове царила форменная анархия: все принципы и понятия снесло, а взамен никаких представлений, как и что делать. Его же, сука, опустили! Дрыщ! Который сидит теперь и лыбится!
Серый представил, как аккуратно заворачивает Темникова в черные пакеты по частям и в несколько заходов относит на мусорку. Нет, так не получится. И тесак с топором нужны. А вот в сумку хоккейную он легко влезет. Туда даже два таких говнюка без проблем поместятся.
Просто в толчке голову разбить? А вдруг выживет?
Должен быть какой-то выход… Или нет? Промолчать, типа ничего не было? А что было? Сон? Или показалось? Да, бывают в жизни не только победы, сейчас он проиграл. Всухую. Насухую, сука!
Серый потер лоб, чувствуя, что покраснел. Алиса пихнула его в бок, когда он не заметил вопроса учителя, и следом раздался издевательский голос Темникова. Народ заржал, а Серый даже не понял, из-за чего. Они ведь над ним сейчас смеются?
- Извините, - буркнул Серый и вышел из класса без объяснений.
На перемене забрал вещи и свалил домой совсем.
А может все на самом деле было? Сны обычно, даже самые яркие, тускнеют и меркнут, растворяясь со временем без остатка. А этот кошмар он помнил во всех подробностях, словно случилось только что.
Серый позвонил друзьям по хоккею, потом собрал экипировку и свалил пораньше, чтобы не сидеть дома. Вечером потусил с Димоном, вроде приходя в себя.
- Прикинь, - сказал Димон. – Вспомнил сейчас, такая фигня снилась! Про тебя, кажется. Или нет. – Он запнулся. - Не важно…
Серый аж вздрогнул.
- Бывает, - буркнул он в ответ.
- Ну да. Кстати, про Темникова этого…
- При чем тут Темников?
- Да не, просто, я же спрашивал ребят из сорок восьмой. Он, прикинь, там тоже учился. Но не в этом году. И тоже недолго.
- В смысле – тоже?
- Ну до нас он был в гимназии, ну там, у собора которая. Недели три.
- Выгнали?
- Хрен его знает. Что-то с ним не так.
- А что в сорок восьмой?
- Так вот он у них был пару лет назад, но не сложилось как-то.
- Не удивительно.
- Да, а до этого там народ рассказал, он в дурке еще успел посидеть. И на второй год остался.
Серый промолчал, чувствуя, что его самого скоро отправят в дурку.
- А самое интересное…
- Блин, ты прям детектив.
Дима пожал плечами.
- Да не, просто случайно узнал. Вконтакте просто увидел… Ну он оттуда удалился, просто фотка у девчонки одной была.
- И что девчонка?
- Ничешная. Темников с ней учился. Когда совсем пиздюком был. Года три назад.
- И что?
Серый начал нервничать. Интерес друга был слишком подозрительным, он представил, что Димон видел во сне, как его опускают и как он спускает от дрочки, и ему поплохело.
- Да ничего. Только на фотке он отмечен как Темочка Токарев. Но это точно он. Я уверен.

***
- Чего сдался так быстро, Марков?
Серый сидел за партой в пустом классе. Голый. Антон ходил перед доской, постукивая указкой по ладони. Потом подошел, уселся перед ним прямо на парту.
- Я думал, хоть повозникаешь для приличия. А ты сбежал сразу.
Антон вдруг замахнулся, стукнул указкой по столу со всей дури, и она сломалась. Серый отшатнулся.
- В общем, завтра сиди на месте. И отвечай мне. Понял?
Серый посмотрел на него равнодушно.
- Хочешь повторить? - Усмехнулся Антон.
Он покачал головой.
- Я так и знал. Ну и молодец. Спи, давай.
Серый вскочил с постели и тут же упал на подушку обратно. Он нажал кнопку на мобильнике, проверив время, но оказалось, что спал он не больше часа. Так и лежал потом, пялясь в пустой потолок, сон не шел, только под утро вздремнул, но его выдернуло гитарным соло из «mаster of puppets» и он поспешно отключил звук.

***
Днем кошмар принял совсем нездоровый градус. Темников натурально охренел и к большой перемене народ стал уже с непонятками посматривать на реакцию обычно серьезного Сергея Маркова. Раньше он за ответом в карман не лез, и такого беспредела представить было нельзя. При чем самое странное было – в эффекте неожиданности. Ничто же не предвещало такого ментального садо-мазо, которое устроил Темников с Марковым. Точнее, не садо-мазо, а тупо избиение. Потому что отвечал Серый на подъебы явно без удовольствия и вяло.
В столовой Антон случайно облил Серегины джинсы кефиром, заржал над своей же шуткой про кончу, а потом Серый встал, взял Темникова за шкирку и макнул в чьи-то макарошки с подливкой. После чего молча вывел из столовки под лестницу. Антон смахнул с лица еду и лыбился во весь рот. Но недолго. Серый больше не думал, как будет избавляться от трупа, он просто бил, как умел. Парни оттащили его через несколько минут, справедливо дав выплеснуть накопившееся, но предотвратив убийство, до которого было недалеко.
Кто-то даже поднял Антона на ноги, на всякий случай проверяя ущерб здоровью. А Темников, сплюнув кровь, продолжал лыбиться из под взмокшей темной челки. И кровавая улыбочка не сулила ничего хорошего.
Серый знал, что теперь все серьезно. Завтра он либо добьет урода, либо сам свалится. Самому ни за что ни про что пропадать не хотелось. Вот реально – была бы хоть причина! Ведь всегда на все бывает правило, любую ситуация можно разрешить, а тут какая-то фигня же совсем. Беспредел.
Спать он не ложился совсем, просидев до утра за компом. Утром еще кофе выпил, не растворимого, а сам сварил в джезве, чтоб наверняка. И, повеселев, пошел в школу. Антона сначала не было, но ко второму уроку заявился. Даже приятно было смотреть на заплывшее веко и опухшую щеку. Серый подумал, что этого очень мало. Для полной сатисфакции надо тоже опустить как-нибудь. Пусть отсосет в сортире, пидор. Мысль эта Серому особого удовольствия не доставила, он вообще старался вычеркнуть из памяти все, что происходило в том сне, но это сделать было необходимо.
На алгебре мысли начали понемногу тянуться, он залипал, разглядывая задание на доске, что-то долго переписывал в тетрадь и вдруг повернулся и увидел Антона рядом. Тот успел пересесть к нему и теперь, подперев рукой подбородок, любовался. Серый снова был голым, хорошо хоть, кроме них в классе никого не было.
- Знаешь, что сейчас будет?
- Да похрен, - улыбнулся в ответ Серый. – Кроме меня никто не спит. Можешь делать что хочешь, Антоша. Только учти, отвечать придется в реале.
- Договорились.
Антон подмигнул и просунул руку под стол, сжимая его член. Потом прикусил губу, надрачивая сильнее.
- Давай же. Тебе нравится.
Серый хотел сказать что-то, но Антон в его снах с самого начала был слишком убедителен. И у него встал.
- А тебе тоже… нравится? – Спросил Серый. – Ты поэтому все это делаешь, да? Урод.
Антон улыбнулся шире. Глаз со щекой во сне были совершенно нормальными, и губа зажила. Серый успел все рассмотреть в подробностях, когда Темников склонился к нему.
- Нет, - тихо ответил Антон. – Это все для тебя. Будет рефлекс – видишь меня и кончаешь. Как сейчас… давай.
Он прикоснулся к губам, и Серый зажмурился, но это было сильнее него и он не удержал стон.
- Сделай так еще раз, погромче. Мария Викторовна как раз прямо над тобой стоит. Ммм, Марков?
Серый в ужасе стиснул зубы, но жар от члена глушил все страхи. Антон приник к нему, целуя глубоко, и его снесло оргазмом.
Серый поднял голову, виновато глядя на учительницу перед своей партой, класс дружно разорвало хохотом. Он даже сам подхватил, радуясь, что джинсы так просто не промокнут. Подумаешь, прикорнул на уроке…
Темников обернулся со второй парты, провел кончиком карандаша с резинкой по разбитым губам, потом еще засосал. Серый знал, что ночью спать не ляжет.
Он даже и пытаться не стал, достал через знакомого витаминки и отлично протусил ночью с музычкой в наушниках. Мир расцвел, тело парило в невесомости, дико хотелось всех обзвонить, но посреди недели не поймут. Утром догнался, даже башка лучше работать стала, особенно на контрасте недельного недосыпа. Темников, правда, не пришел, ну и молодец. Серому было не до него, он чувствовал себя супер-героем. И чего раньше стремался пробовать? Вечером все еще перло, он не мог усидеть на месте, свалил гулять и утром, не заходя в дом, пошел в школу. Первым делом отловил таки урода-Темникова, который рискнул прийти, зажал ему голову под мышкой и увел в сортир на втором этаже. Там был сломанный стояк, можно было только руки мыть, так что никто обычно не совался.
- Страшно, кошмарик? – Ржал он ему в ухо. – Правильно, бойся, сейчас убивать буду!
Антон скривился от боли, пытаясь вырваться.
- Долго все равно не протянешь.
- А мне долго и не надо. Ох, блин, ты прав был, кстати. Смотри, какой у меня теперь «рефлекс».
Антон удивленно опустил глаза.
- Ты этого добивался, пидор несчастный? - Спросил Серега.
Если бы у него на Темникова встал на самом деле, проще было удавиться. Это все эффект спидов, уговаривал он себя. Но было очень в тему.
- У тебя стоит, - констатировал Темников.
- Ага. Давай теперь разбирайся, или только во сне такой смелый?
- В смысле?
- Ну какой тут может быть смысл? Ты что со мной сделал? И жив до сих пор! Значит, придется как-то иначе решать.
- Это же не сон.
- Так и я спускал по настоящему. Оба раза.
Антон первый раз посмотрел почти испуганно. Еще и глаз его опухший добавлял трагизма. Серега и так был в эйфории, а тут еще такой подарок.
- Ты ведь боли тоже не боишься? Тогда сейчас отсосешь мне, на камеру, и потом во сне делай что хочешь.
- Нет. Ты меня не заставишь.
- Ладно, - легко согласился Серый. – Отсос не сделаешь… выебу.
Он рассмеялся, когда Темников попятился, глядя на него с возрастающей паникой. Это заводило.
- Хреново без своих супер способностей наяву, да, Темочка Токарев? Приходится отвечать за свои поступки?
Антон побледнел, у него даже подбородок задрожал, и вид стал совсем диким. И это дрыщеватое чмо из меня кишки тянуло, бывает же – изумленно думал Серый. Он расстегнул ширинку, наступая следом, но, видимо, у Темникова в голове окончательно перемкнуло, и он заметался в припадке. Со всему атрибутами истерики: слезы, сопли, руки затряслись, осел вдоль стенки, закрывая голову, словно его пинают. И вполголоса умолял его не трогать, причитал ерунду какую-то.
Серый уставился на него растерянно. Потом с трудом застегнул ширинку. Трахаться хотелось дико, это вообще теперь не скоро пройдет, но, конечно, не в такой ситуации. Тут, скорее, пожалеть надо… Только Серый в чудеса не особенно верил, поэтому сложил руки на груди, терпеливо давая Антону прийти в себя. Он ведь ночью опомнится, и все сначала будет? Сейчас все страхи, внушенные ревущим Темниковым, казались надуманными, а ночью… Что будет потом – он не знал и хотел выяснить.
- То есть на этом всё? – Серый сжалился и назвал его Антоном на всякий случай. Вдруг опять психанет? – Или ночью опять ждать эротических фантазий?
- Нет, нет, я больше не приду. Правда. Пожалуйста.
- Ага. И как я могу верить?
- Я не… Я не приду.
- Не верю.
Антон смотрел затравленно, снизу верх и даже близко не был похож на того охреневшего мудака, который пришел в класс неделю назад.
- Я правду говорю, - уже спокойнее сказал он. Потом торопливо стал снимать с шеи какой-то шнурок. – Еще могу… амулет. Вот, возьми. Так даже не смогу тебе присниться, если захочу.
Серый взял шнурок, на котором болталась какая-то деревянная пуговица, пристально посмотрел на несчастного колдуна и надел амулет на шею.
Первый урок они пропустили, а потом Серый решил продолжить расследование Димона, его конкретно штырило и море казалось по колено. Он твердо решил все узнать про Темникова-Токарева, напряг рыжего и продолжил копать его находки вконтактике.
- Короче, это у них классный руководитель был, видишь? В том году у его класса выпускной был, теперь мужик пятиклассников набрал. И еще репетиторством занимается, я его на Авито нашел.
- Нахрена?
- Да странный мужик, - сказал Димон. У той девчонки, Маринки, куча фоток в альбомах. Прикинь, все подряд выкладывает, сейчас в универе учится, а тогда весь класс фоткала. Ща, погоди. Тут неинтересно, он в еще девятом свалил, а раньше… Вот.
- Не вижу.
- Тут для идиотов все рожи отмечены. И не лень было… Вот он наш Темочка. С дяденькой.
- Это блондинка какая-то. Он че, волосы красил? Не похож.
- Он, он. Походу, сейчас красит. Типа никто не узнает. И вот опять. Тоже рядом с учителем. Лыбится что-то.
- Стремный мужик, - резюмировал Серый. – А Темников подрос… Блин, никогда бы не узнал. Ладно, давай съездим к репетитору. Он же к ЕГЭ готовит?
- Ага. Я уже договорился на сегодня. Что вдвоем приедем. Или зря?
- Не, Димон, ты крут! – Искренне восхитился Серый.

***
В жизни учитель оказался еще страннее, чем на фотках. Во-первых, когда он открыл дверь, он уставился на Серегу и замер, словно решая, не закрыть ли дверь обратно. Серый улыбнулся самой милой улыбочкой, сзади вежливо отозвался Дима, и их все-таки впустили. Потом учитель заговорил тихим ласковым голосом, отчего оказался совершенно безобидным. Таким тихим безобидным маньяком. Отвлекала еще коллекция мечей и кинжалов на стенах, так и не поймешь – бутафория или настоящие? Серый замялся, когда он спросил, зачем они пришли на самом деле. Он стал судорожно вспоминать проблемные вопросы по физике, но Вениамин Георгиевич вдруг поставил вопрос определенней:
- Вы сколько уже не спите? Нельзя же так здоровьице свое… Зрачки выдают.
Серый закашлялся.
- Да я так, просто по учебе не успевал. И погулять хочется, ну, вы понимаете.
- Понимаю, - грустно вздохнул Вениамин. – От таких стрессов еще и кошмары могут мучать.
- О, еще как! – Подхватил Дима, но учитель его словно не заметил.
- Вам тоже снились, Сергей?
- Было пару раз.
- Плохо. Он ведь себя не может контролировать, понимаете? Я еще раньше родителям говорил-говорил… Он же мне жаловался, больше никому не доверял, а мне рассказывал. Я его маме сначала намекал – что можно исправить, пока не поздно. Что плохо кончится. Но Тема ей другую историю рассказал, и она его забрала из школы. Нехорошо так, как будто я виноват в чем-то оказался… Хотя, наверно, это и была моя вина. Не уследил… и имя ему даже сменили зачем-то. Его ведь не Артемом сейчас зовут?
- Антоном, - подсказал Дима.
- Антоном… - снова улыбнулся Вениамин.
- А что с ним? – Спросил Серый. – Это лечится?
- Не знаю. Раньше одержимостью считали. Кто-то – вампиризмом. Он выбирает жертву, - Вениамин красноречиво посмотрел на Сережу. – И не отстанет, пока не доведет дело до конца.
- До какого конца? – Серый вытаращил на него глаза.
Тот тихонько зашелестел невнятным смехом.
- До победного. Теперь не остановится. Понимаете?
- А он мне обещал, что больше не придет.
- Придет, куда денется… Либо вы, либо он. Давайте, я вам хоть чая налью, раз физика не интересует? Чай у меня хороший, травы я сам собирал, липовый цвет еще, ромашка, тимьян…
Он вышел из гостиной, бубня себе под нос, и Дима подергал Серого за рукав.
- Валим! – Одними губами сказал он. – Прямо сейчас!
- Да погоди. Или хочешь – иди.
- Сдурел? Ладно, еще посижу. Только слушай, давай без чая, вдруг он туда подмешает чего?
- Я вижу, вы мне не верите, - вкрадчиво сказал Вениамин, вернувшись с кухни, - это ничего. Сегодня сами убедитесь. Только может быть поздно…
- А что он мне во сне сделает-то? И так все перепробовал.
- Всё – да не всё. Вы сами можете сделать. В окно, например, шагнете. Никогда не гуляли во сне, нет? Проглотите что-нибудь несъедобное… Ночью же, знаете, голод может застать. Да вы чай-то пейте, не стесняйтесь… Или вот задушитесь. Это же легко очень. Попадется веревочка какая-нибудь под руку, обмотает шейку, а во сне перевернетесь на бочок, а она и затянется…
Серый непроизвольно потянул шнурок с пуговицей, который спрятал под свитер. Вениамин понимающе кивнул, да, мол, именно так и будет. Стало не по себе.
- А что делать-то? – Нервно спросил Дима. – Не спать?
- Нет, спать надо обязательно! Но я вам помогу, конечно. Вы, Сереженька, молодец. Долго держитесь. Он потому вас и выбрал.
Серый закашлялся, подавившись глотком терпкого чая. Было и стыдно, как у врача прям, и противно. Как если врач такой вот липкий дотошный и понимающий дяденька. С другой стороны, нормальный, конечно, дядя. По сравнению с Темочкой-Темниковым, так вообще светлый человек оказался.

***
Перед сном он нахрен снял шнурок, окна тщательно проверил, креслом еще подпер, чтобы просто так не пройти, рассыпал перед подоконником канцелярские кнопки и к двери стол пододвинул. От всего не спрячешься, но страшно же. Полежал с открытыми глазами, но после двух дней прухи так сладко было провалиться сон. Завтра еще суббота, выспаться можно хорошо… Эх, сколько чудных снов можно было бы посмотреть…
Очнулся он в темноте на полу. В чужой комнате. И даже точно знал, чья она. Вот ведь зараза, прав был Вениамин Георгиевич – ничего не кончилось. Как же Димка помог, что нашел этого физика на Авито… Серый вздрогнул, когда понял, что все равно какая-то фигня творится – Антон сел на постели, глядя на него, а комната расплылась вокруг, оставив только кусок пола в пустоте.
- Ты же обещал, Тема. Зачем опять снишься?
Темников на свое имя опять неадекватно отреагировал, закрыл себе рот, чтобы не заорать.
Серый скривился с досады. Жаль, с самого начала не знал, что у него такая фигня на собственное имя.
- Так, успокоился быстро. Темников! Пошел вон из моей башки. И я все прощу.
Тот вдруг прикрыл глаза и несколько раз глубоко вдохнул, выдыхая медленно, явно по какой-то своей системе. Потом сел ровно.
- Не могу, - сказал он уже спокойно.
- Почему?
- Потому что это ты в моей башке, Марков. Если хочешь уйти – просто берешь и уходишь. Я тебя выгнать не могу. Представь, что ты у себя дома. Не знаю, где угодно. И все.
Серый задумался и представил летнее поле, залитое солнечным светом. И тут же зажмурился, когда глаза ослепило яркой зеленью.
Темников чужеродным пятном сидел перед ним на своей кровати. Серый попробовал выкинуть ее из сна, и Антон упал копчиком на землю.
- Слушай, а это весело, - обрадовался Серый.
- Как ты это сделал? – С тревогой спросил Антон.
Серый подумал, что тревога его более чем обоснована. Он придумал под Антоном лужу. С жабами. С заржал, когда получилось мини-болотце, в котором Антон стал хмуро тонуть.
- Марков! Как ты пришел?
Он подождал, когда Темников скроется до подбородка, потом помог ему вылезти. В принципе, издеваться ему не хотелось, просто интересно было.
- Как ты пришел? – Повторил тот, не обращая внимая на стекающую грязь. – Это невозможно.
Его лицо вдруг исказилось от страха.
- Ты ведь один не смог бы. Ты его привел!
Серый даже оглянулся, когда Антон уставился на что-то за его спиной, но сзади никого не было. Но Темников все равно побледнел, словно смерть свою увидал, потом схватил Серого за руку, крепко, цепляясь изо всех сил. Серый ничего не понимал, кроме того, что Темникова снова колбасит, видно, не долечили в свое время. Он подумал, что неплохо бы сейчас оказаться дома.
- Пожалуйста, не уходи, - умоляюще прошептал Антон, - я всё-всё сделаю, что хочешь, ты меня не увидишь никогда, только сейчас не уходи!
- Темочка, хватит мучить человека, он не при чем. Смотри, ты его всего грязью испачкал! Отпусти Сережу немедленно.
Темников послушно убрал руки и опустил голову, а Серый резко сел у себя на постели.

Голова раскалывалась. Сон мгновенно затянулся дымкой, но сердце колотилось, как ненормальное. Он встал, отодвинул стол и вышел на кухню хлебнуть воды. Потом подошел к окну, бездумно глядя на темный заснеженный двор.
Он отчетливо представил, что действительно, никакого Антона Темникова больше не увидит. Ни отмороженного, ни нормального, ни припадочного. Но это знание облегчения почему-то не приносило. Он быстро вернулся в комнату, лег, закрыв глаза. Сон не шел, Серый попробовал вспомнить комнату Антона и его кровать, но все детали из головы вылетели напрочь. Может, и похрен? Добрый дядя Вениамин что-нибудь придумает и поможет «одержимому». Чтобы он никогда больше не ходил по чужим снам, не вешал людей на крюки и не простреливал им головы. И не дрочил насильно.
Серый снова вскочил, включил комп и залез вконтакт. Димон был онлайн, наверно, опять телочек разводил на вирт. Серый нашел у него в друзьях Марину и полез пересматривать старые альбомы. Нашел физика с добрыми глазами, рядом с которым на доброй половине фоток торчала светлая башка Темочки. Нездоровая фигня, решил Серый. И полез листать дальше, нетерпеливо переключая мегатонны фоток остальных одноклассников. Темочка явно был любимчиком. А может, это ему просто казалось уже? Как физик его приобнимал на фотках среди других детей? Что-то было в этом стремное и гадкое. Или все бред, а Антон и правда, одержимый? На фотках нормальный же парень. Вроде не ебанат... Серый посмотрел на часы, снова стало клонить ко сну, организм брал свое и после двух-дневного марафона требовал крепкого сна.
Серый в очередной раз улегся, тревога поселилась в душе и не утихала. Он протянул руку, взял с пола «амулет» на шнурке и повесил на шею. Стало полегче, как ни странно. Неужели, действует? Может, он теперь снова сам к Темникову залезет? Серый сжал пуговицу в кулаке, и расслабился, отдаваясь дреме, словно плыл по течению. И даже почти уловил момент, когда сознание, ускользая, начало говорить другими образами, складывая из обрывков бессмыслицы ответы на незаданные вопросы. Серый увидел в калейдоскопе образов светловолосую голову Темы Токарева, вспомнил про пуговицу, и она появилась в руке.
- Давай, Тёма, я вернулся. Пусти меня. Я знаю, ты меня ждешь.
Он стоял посреди ничего, ожидая, когда подействует его заклинание. Почему-то зная, что обязательно подействует. Вот-вот. Но когда проявилась комната Антона, отшатнулся прочь от увиденного. Как-то уж совсем мерзким и неправильным все казалось. Картинка растворялась, теперь сквозь нее просвечивала его собственный потолок над кроватью, и Серый изо всех сил цеплялся за сон, стараясь не проснуться. Вениамин Георгиевич, голый, если не считать широкого ремня на тощих бедрах, и небольшого кинжала в ножнах, с укором покачал головой. Потом подошел к ошалелому Сереже и, поцокав языком, дернул за шнурок с пуговицей.
- Зря ты пришел, Сереженька, ведь все уже решили, договорились, эх!..

Серый, словно в замедленной съемке, наблюдал, как Вениамин затягивает шнурок на его шее, а он бестолково пытается перехватить его холодные влажные руки. Перед глазами помутнело, боль тоже была какой-то необычной, особенно острой, прорывалась из сна наружу. Серый, вяло пытаясь отмахнуться, скользил руками по голой коже, наткнулся на пояс и вспышкой сознания выхватил резной кинжал из ножен.
Он снова очнулся в постели, хватая воздух. Шея горела, Серый с трудом снял запутавшийся шнурок и бросил прочь. Потом отдышался и лег обратно, чтобы не терять ни минуты. На этот раз вернулся быстро, едва закрыв глаза. Физика не было, Антон сидел на кровати, зябко обнимая себя за плечи. Серый обошел черно поблескивающее пятно на полу и сел рядом.

- Спасибо, - проговорил Темников.
Серый молча кивнул, не оборачиваясь. Пятно притягивало взгляд, шевелилось, будто живое. И на глазах уменьшалось.
- И прости. Я не хотел так с тобой. Просто времени больше не было.
Серый снова промолчал. Он пытался понять, что его так шокировало. Ведь Антон тоже самое с ним сделал. Но почему-то все казалось в тысячу раз хуже.
- Я, понимаешь, для кошмаров обычно мудаков каких-нибудь выбирал, с ними никаких проблем. – Антон вздохнул. – Пару раз заденешь – и понеслась. Чем сильнее они меня ненавидят, чем больше боятся, тем лучше. Когда кто-то обо мне постоянно думал, этот меня достать не мог. Типа защита такая.
- То есть, ты меня как эталонного мудака выбрал?
- Да нет, просто он близко уже был. Мне срочно надо было. Ну и… Я же не только тебя пытался задеть. Да и толку с тебя… Никто еще так быстро не соскакивал.
- В смысле?
- Обычно дольше терпят. Ломаются, но ничего поделать не могут. Мне просто потом жаль уже становится, не люблю ни за что кошмарами мучить.
- Это я заметил.
Антон хмыкнул, пропустив фразу мимо ушей.
- В пятнадцатой у завода в Южном полгода проучился, прикинь. Там такой отморозок был, и еще человек пять дружбанов. Я хоть расслабился, иногда даже сам поспать мог спокойно.
- Че ушел оттуда?
- Да они, прикинь, исправились под моим влиянием. Учится стали лучше, никого не задирали, знали, что ночью расплата будет. Потом еще в церковь стали ходить. Молились.
- Это реально помогает от тебя?
- Не… Просто уже перебор был издеваться, повода никакого, нормальными парнями стали. Учителя не могли нарадоваться. Полрайона выдохнуло.
Серый посмотрел с интересом. Хотел усмехнуться, но вдруг спросил:
- Ты всех их… ну…
Антон будто бы покраснел.
- Нет, ты что. Прости, правда. Я обычно делал то, чего люди больше всего боятся. Ну кто-то собак. Одному в детстве гланды без наркоза вырезали, бедный, до сих пор не отошел, так я даже видео операции смотрел, чтобы достоверней было. А тебя только так проняло. Я бы не стал! Ну, блин. Все равно это сон, считай, твое собственное подсознание прикололось. Сам разберись со своими фобиями.
- Ага, а чего тогда сейчас было? Физик этот твой, рыцарь, блять, в доспехах – не просто сон?
- Не просто.
Он помрачнел. Серый заметил, что синяк под глазом светился даже во сне. И на груди, плечах и бедрах у Темникова тоже расплывались гематомы, а постельное белье было испачкано кровью. У него вроде во сне никогда следов не оставалось. А кровь с кишками исчезали вместе с антуражем.
- Так это он тебя?
- Синяки? Не, это твои. Он… хуже.
- Куда хуже-то?
Антон, сидя, обернулся простыней, потом встал. Осторожно переступая, подошел к столу и вернулся с маленьким круглым зеркалом.
- На шею свою посмотри.
Серый, едва дотрагиваясь, провел пальцем по яркой линии под кадыком.
- Если что-то с собой взять, оно ранит, как настоящее. Он меня заставлял… в общем, предметы разные. В постель. А потом я среди ночи мог вообще к нему домой поехать, не просыпаясь. Мама не верила, пока до дурки не дошло. Я там под таблетками вырубался без сна, пришел в себя, и приснился ей как-то, мол «мамочка, спаси меня!», тогда только поверила, что мне плохо. И я придумал, как спрятаться. Два года получалось, расслабился…
- Жесть. Он мне сразу не понравился! Слушай, надо же делать что-то! Давай я с ребятами съезжу, хочешь?
Антон рассмеялся, до слез.
Потом показал на место, где было пятно.
- Он и так больше не придет. Я всегда мечтал до этого уродского кинжала добраться! Ты дома него был? Видел, какая коллекция? Он особенно этот ножик любил, у него ручка удобная… Он сам – импотент, просто так не вставал. А когда я к нему домой приезжал…
- Не надо, - перебил Серый.
- Короче, ты его случайно убил.
- Как убил?!
- Ну, образно выражаясь.
- А по простому?
- Он дома в постели лег спать с ножом и во сне порезал себе артерию.
- Фу, блин, тогда ладно. Я уж испугался, что реально убил. Он мерзкий, конечно, но…
Антон положил руку ему на колено, сжал слегка. Серый вдруг подумал о лужайке, и на темном полу застелилось разнотравье.
- Круто у тебя получается, - похвалил Антон.
- У тебя фантазия лучше работала.
- Рад, что ты оценил. Теперь сам себе будешь кино показывать.
- Больше не придешь?
- А ты не видишь? Теперь ты ко мне приходишь. Я… не могу больше.
- Да ладно! Типа у меня теперь супер-способность? Слушай, Темников, это как? Из-за пуговицы что ли?
- Пуговица не при чем. Я всем такие «амулеты» раздаю, когда обещаю больше не сниться. Иначе не верят и сами себе кошмары придумывают. Можешь выкинуть, тебе точно не понадобится.
- А что тогда?
- Понятия не имею! Не знаю, как это происходит! Знаю только, что больше не могу так делать. А ты можешь. Надеюсь, не будешь злоупотреблять.
Серый довольно хмыкнул, обдумывая перспективы.
- Круто.
- Это был типа намёк.
- Хрена се, благодарность.
- Извини. Мне просто очень проснуться надо, я не могу, пока ты не уйдешь. Приходи потом… утром. Я тут хоть приберу, чтоб предки не запалили. Мать удар хватит, если постель увидит.
- А. Тогда властью данной мне, соизволяю тебе проснуться! – Серый заржал, представил себя суперменом и с поднятой рукой взмыл в небо, красочно разбомбив потолок.

***

Больше всего Серому нравилось бесконечное зеленое поле с пахучей травой. Не надоедало совсем. Жаль, в реале нельзя тусклую зиму так же быстро перекрасить! Антон вроде тоже не против был, хотя его никто не спрашивал. Но его точно радовало, что больше не надо придумывать сюжеты персональных хорроров. Травка с васильками? Да пусть хоть всю жизнь снится!
Еще и поговорить можно, обо всем на свете. Серый и сам не заметил, как далеко проник через сны в чужую голову. Или в свою пустил, уже не разберешь. Но с Антоном было очень просто, и Серый пока не собирался сниться кому-нибудь другому. И все-таки развел Антона на откровения.
- Я, наверно, теперь такой же, как этот стал, - Антон лежал ничком, подперев подбородок. - Не представляю, что когда-нибудь смогу. По-нормальному.
- Да ладно сочинять. Со мной у тебя получилось же, - Серый грыз травинку, складывая облака на голубой глади в пошлые картинки, пока Антон не видит. - Хоть и во сне.
- Ага, насильно.
- Пару раз потренируешься и без насилия справишься, я уверен. И не только во сне.
- Ну ты экстремал, - удивился Антон, не понимая, то ли Серый шутит, то ли на самом деле предлагает.
- Сам говорил – надо прорабатывать свои фобии, так?
- Однозначно.
- И с рефлексом что-то надо делать.
- Нет у тебя никакого рефлекса, Марков. Я шутил тогда.
- Рефлекса нет, а стояк есть.
Антон встретился с Серым взглядом и подзавис.
- Аргумент, - согласился он, и придвинулся ближе, не вполне осознавая, по своей воле или чужой.
Медленно, словно завороженный, склонился над Серым и попробовал поцеловать, но остановился, едва коснувшись губами. Серый не дал ему отстраниться, притянув на себя.
Небо со стоном покрылось трещинами, рассыпаясь вокруг аккордами вместе с осколками ускользающего сна.
- Ненавижу твой будильник, - признался Антон.
- А я люблю, - Серый улыбнулся. - Наяву будет круче.




@темы: ориджинал

URL
Комментарии
2016-03-30 в 15:17 

GinGin Lolli
Вся современная экономика основана на поиске облегчения вовне(С)
inspector-slash, великолепная история! Спасибо!

2016-03-30 в 16:18 

so princess
keep walking ©
Ааа, до чего ж круто! Спасибо!

2016-03-30 в 18:58 

inspector
GinGin Lolli, %)) спасибо)

so princess, очень приятно, что понравилось))

2016-03-30 в 18:59 

Rory Kyrnan
ахулеж...
Жутковато поначалу, но круто. Спасибо, понравилось. читать дальше

2016-03-30 в 19:08 

tixaia zavodi
Жизнь очень простая штука, если специально не усложнять.
Великолепно!:inlove::hlop:

2016-03-30 в 21:35 

inspector
Rory Kyrnan, по-моему, жутковато ближе к концу было, у меня даже не хватило моральных сил описать, что именно там делал дяденька))
читать дальше

tixaia zavodi, ужасно приятно))

2016-03-31 в 17:19 

Rory Kyrnan
ахулеж...
inspector, ну, что делал дяденька и так понятно, можно было и не описывать. Бывают такие базовые поломки сознания, которые исправить невозможно и лучше сразу уничтожить. Так что написано всё нормально. И достаточно.
читать дальше

2016-04-02 в 10:34 

inspector
Rory Kyrnan, тогда хорошо)
читать дальше

2016-04-02 в 17:38 

Rory Kyrnan
ахулеж...
inspector, читать дальше

2016-04-02 в 18:00 

inspector
Rory Kyrnan, с такими читателями - ничего)) спасибо)

2016-04-02 в 19:30 

Rory Kyrnan
ахулеж...
2016-04-07 в 13:45 

Raven22
не хочу я быть попроще и не надо ко мне тянуться
Спасибо, интересно получилось!

2016-04-12 в 00:27 

brushwood
Спасибо!

2016-04-12 в 10:17 

кавайный укэ
Ich liebe dich! -Bück dich! die Liebe wird härter.
Начало жуть, воще. А потом классно.
Спасибо!

2016-04-14 в 15:51 

Я, живущая во снах
Закрой глаза и очутись в параллельном мире
Какая занятная история, Спасибо, было очень интересно!)

     

В мандариновых садах...

главная